"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

Автор статьи

Мирослава Иванченко

Сегодня мы публикуем вторую часть интервью с невестой Эдуарда Реунова, погибшего в СВО десантника 331 Костромского парашютно-десантного полка.

Начало истории можно прочитать по ссылке.

Эдик стал звонить и писать все реже — обстановка не позволяла. И Лиза в прямом смысле не выпускала телефон из рук, боясь пропустить этот важный звонок или сообщение.

«Я понимала, что он может не иметь возможности выйти на связь. И счастьем было, когда Эдик напишет просто «Привет». Так я знала, что он живой — а больше ничего не надо».

«Я приеду и женюсь на тебе…»

В один из этих очень коротких разговоров Эдик успел сделать Лизе предложение. Хоть и не совсем обычным способом.

«Была очень плохая связь, сообщения отправлялись с большим трудом. Поэтому он просто написал: «Лиз, я подумал.. приеду и женюсь на тебе». Я ответила: «Самое важное сообщение, которое ты должен получить — я согласна». Может быть, если бы он вернулся, случилось то самое официальное предложение руки и сердца. Но даже без него было понятно, что настрой у Эдика — самый серьезный».

Скоро звонки и сообщения от Эдика прекратились совсем. Его близкие люди внимательно следили на новостями и знали, что в том районе последнее время усилились обстрелы, что ситуация очень напряженная. В это же время у Лизы началась учеба в университете, и она старалась максимально в нее погрузиться, чтобы отвлечься от тревожных мыслей.

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

«Конечно, я старалась себя успокаивать, что просто проблемы со связью, что это все можно объяснить… Но все равно ощущение случившейся беды меня не покидало».

Как признается девушка, у нее было стойкое ощущение, что на этот раз все в порядке быть просто не может. Первый раз за 7 месяцев, что Эдик был там, она будто потеряла веру.

«Похоже, нам остается только надеяться, что он в госпитале», — поделилась Лиза своими опасениями с мамой.

Шестого сентября кто-то позвонил маме Лизы. Даже находясь в соседней комнате и не слыша сам разговор, девушка поняла, что с Эдиком что-то произошло…

«Я услышала, что она как-то вздохнула…очень тяжело… А у нас было такое, что близкий человек умер, и маме сообщили по телефону. Вот у нее был такой же вздох. Это не передать словами… Я зашла в комнату, увидела, что маму всю просто трясет. Мне и объяснять ничего не надо было. Единственное, уточнила: он в госпитале или совсем погиб? И мама ответила: «Совсем».

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

Ближе к вечеру позвонила и сестра Эдика, Виктория. Она старалась подобрать какие-то слова, чтобы сообщить девушке о гибели своего брата, но как-то не получалось. И Лиза просто разрыдалась в трубку.

«Вика спросила меня: «Ты уже знаешь?». Я ответила: «Да». И дальше можно было ничего не говорить».

Принять эту страшную новость Лизе было очень сложно. Она продолжала ждать и не выпускать телефона из рук. И лишь спустя месяц начало приходить осознание произошедшего.

«Первое время у меня был просто шок. Я не могла осознать, что происходит. Не верила в то, что произошло. В этот момент помогла однокурсница, которая также потеряла жениха в ходе СВО. Это Леня Пантелеев, самый первый из погибших костромичей. Поэтому она могла говорить со мной уже с позиции человека, пережившего утрату. И мы много обсуждали случившееся».

Седьмого сентября в Кострому приехал папа Эдика. Он захотел повидаться с невестой сына.

«Мы просидели и проговорили весь вечер. Конечно, об Эдике, его детстве, юности, взрослой жизни… Я рассказывала какие-то наши истории. При этом меня не покидало ощущение, что Игорь Владимирович — это тоже родной мой человек. И как будто Эдик не умер, а просто где-то далеко… и вот он приедет скоро, и мы станем все одной семьей».

«Главное, что ему не было больно…«

Лизе было очень важно узнать, что произошло в тот день, когда ее любимый погиб. Это было очень непросто, ведь из тех, кто в тот день был рядом с ним, в живых осталось всего 3 человека.

«Мы звонили по всем каналам, искали его сослуживцев… Оказалось, что когда их начали обстреливать, Эдик ремонтировал машину и находился под ней. В машину попал снаряд, она просто разлетелась. Но при этом Эдик сам весь остался цел. Как ни странно это говорить, но тут нам повезло, потому что мы могли хотя бы на похоронах увидеть его снова. Далеко не у всех так получается…»

Зная всю эту страшную историю, Лиза утешается только одним — ее близкий человек не мучился.

«По всему выходит, что он сразу погиб. И для меня это очень важно. Главное, что ему не было больно… И еще, что мы сразу обо всем узнали, смогли проводить его по-человечески, без всяких там экспертиз и опознаний. У меня сейчас сердце просто разрывается, когда прихожу на кладбище, иду вдоль могил — а они там все примерно по порядку захоронены… И вот лежат ребята: октябрь, ноябрь…и вдруг в «декабре» видишь «летнего». Это так страшно, осознавать, что человек не просто погиб, а еще и долго где-то лежал, а его близкие ждали и жили в этом аду…»

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

Первое время Лиза ездила на кладбище практически каждый день. И сейчас при первой же возможности старается навестить место его упокоения. Посидеть, поговорить с любимым в надежде, что он ее услышит. Или просто помолчать, но быть рядом. Хотя бы так.

«Кто-то говорит мне, что это уже неправильно. Но мне самой так спокойнее. Вот если есть какие-то трудности или просто состояние тяжелое, я приезжаю к нему, и мне легче. Потому что даже сейчас, понимая, что он погиб, ближе него я никого не чувствую.

А еще там как будто жизнь останавливается. Мы же всегда торопимся, дела постоянно… А туда приезжаю, и не существует ничего вокруг. Только он и я».

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

Лиза очень старается жить обычной жизнью. Она учится, работает, занимается творчеством. Но когда хочется спокойствия, всегда приходит к Эдику. Или в храм.

«Я всегда знала, что Там что-то есть. В церковь мы с родителями ходили, в основном, на какие-то большие праздники. А когда Эдик уехал на СВО, для меня это стало иметь очень большее значения. Я не просто заходила в храм, ставила свечки, но начала больше изучать религию, стараться делать все правильно и осознанно. Я чувствовала, что если начну исповедоваться, причащаться, и самому Эдику будет лучше».

«Вместе бы мы справились с любыми трудностями»

Когда Лиза рассказывает о гибели своего любимого человека, даже не верится, что этой сильной и мудрой девушке всего девятнадцать лет. Ни тени упрека в адрес Правительства, никаких высказываний против военной спецоперации. Все с глубоким пониманием и принятием.

«У меня всегда была очень активная гражданская позиция. Не знаю, кого там что не устраивает в нашей стране — мне здесь нравится. И да, я всегда была за нашего Президента. Даже в Юнармию вступила, еще до знакомства с Эдиком. И за событиями на Украине мы с семьей следили с 2014 года. Поэтому когда началась СВО, я понимала сразу, что это была необходимость. А тем более, когда туда уехал Эдик, у меня вот это чувство патриотизма возросло в несколько раз. Некоторые говорят, что в гибели близких нам людей Путин виноват, что зря туда наших ребят отправили. А я никого не виню. Я знаю, что по-другому было нельзя. Обидно только бывает за людей, которые ведут себя недостойно, когда не понимают, что происходит на самом деле».

В память о любимом человеке Лиза помогает тем, кто сейчас находится на фронте. Обязательно со своей повышенной стипендии переводит средства на приобретение чего-то нужного для бойцов. Участвует в плетении маскировочных сетей.

«Эдик был на войне в таких тяжелых условиях… И при этом он всегда думал о боевых товарищах. Он постоянно говорил: «я со своими ребятами», «мои ребята». И даже когда было очень плохо, твердо стоял на том, что не бросит «своих ребят». Поэтому мы с его сестрой Викой тоже стараемся о них заботиться. Для Эдика это было бы очень важно, он бы нами гордился. Но самое главное, очень хочется помочь ребятам, которые, слава Богу, живы — облегчить каким-то образом их быт и тяжелую службу…»

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

О будущей личной жизни Лиза пока старается не думать. Пока ее сердце настолько наполнено, что там просто нет места для кого-то другого.

«Когда знакомые пытаются меня подбодрить фразами типа: «Ты еще встретишь своего человека и будешь счастлива», — я к этому очень болезненно отношусь. Да, понимаю, пройдет время, и что-то может изменится. Но сейчас я чувствую, что такого человека, как Эдик, просто не существует. И даже, если бы он вернулся, но в ходе СВО получил какие-то страшные увечья, я точно знаю, что мы бы вместе с ним справились с любыми трудностями»…

"Я все поняла без слов", - невеста костромского десантника рассказала о его гибели

Фотографии предоставлены группой «Памяти Эдуарда Реунова» Вконтакте.

Это будет Вам интересно
Костромичи не позволили птицам погибнуть зимой