Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

Автор статьи
Надежда Архипова
Фото со страницы Екатерины Соловьевой

Бывают ситуации, когда жизнь делится на «до» и «после». Каково это, шагнуть за грань жизнь и смерти, заглянуть в пустоту и вернуться?

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

Героиня сегодняшней истории – Екатерина Соловьева. Талантливый фотограф-документалист, журналист и просто хороший человек. При знакомстве с ходу влюбляешься в ее честность и открытость, в ее прямоту.

Иногда пугающую.

Екатерина – настоящий борец. После аварии на костромской трассе, перевернувшей ее жизнь с ног на голову, женщина не опустила руки. Она полна энергии, полна планов и решительности сделать этот мир лучше.

13 апреля 2023 года хрупкая девушка оказалась зажата между двумя большегрузами в Переславском районе. Выжить Екатерине удалось лишь чудом.

Удивительно тонко чувствующая и гармоничная личность, Екатерина покоряет сразу. Встретились мы у нее дома. Лаконичная обстановка, выдержанная в простом стиле, навевает мысли о домике в Германии.

«Я всегда говорила, что если собираешься писать о человеке, то нужно увидеть его дом», — рассказала хозяйка квартиры, заваривая ароматный чай.

Екатерина рассказывает просто. О себе, о творчестве, о том злополучном дне, когда она попала в аварию.

— Я родилась в Москве. Вообще, с детства увлекалась фотографией. После школы поступила на факультет журналистики, отучилась, затем переехала за границу. Там сотрудничала с разными изданиями, а потом как-то вспомнила о своем детском увлечении. Мне тогда было тридцать лет. И с 2012 года я начала снимать на пленку. Например, в моей книге «Круг земной. Колодозеро», все фотографии сделаны на пленку, я их сама печатала.

— А проявляете где? Это же целая лаборатория должна быть.

В Гамбурге все осталось. Я приезжаю с накопленным материалом и все проявляю. С 2002 года живу на две страны.

— Екатерина, вот вы – москвичка, жили в Гамбурге. А в Кострому как попали?

О, с Костромой я связана давно. Первая моя осмысленная поездка была в Судиславль. Мне тогда было 20 лет. В Судиславле мой отец работал на стройке, подрабатывал. Одним писательством сыт не будешь. Когда он приезжал домой, то рассказывал про Судиславль. Я взяла и поехала. Зацепили его рассказы. После Судиславля, пока не уехала в Германию, я ездила и в Вологду, в Кострому.

Дальше как-то боялась ездить. Но после того, как переехала жить за рубеж, поняла, что нужно узнавать Россию. Тогда уже были поездки на Камчатку, Русский Север и Колодозеро.

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

— А почему именно Север?

Мне нравится природа, эстетика, люди. Благодаря Северу образовался круг таких классных людей: геологов, путешественников. Вот и получалось, что из России я никогда не уезжала, всегда была здесь душой. Жила в Гамбурге, а профессиональная деятельность всегда была в России и о России. Когда стала меняться моя жизнь, в том числе и личная, я поняла, что всегда хотела вернуться, и в 2022 году я уехала из Германии.

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

— А как вы пришли к тому, что начали собирать фотопленки?

В марте 2021 года я нашла свой первый костромской архив за Солигаличем — в заброшенном доме, где раньше жил фотограф Александр Филаретович Дудин. Он работал учителем и много снимал на камеру. Затем в течение двух лет я нашла еще 10 пленочных архивов, самый примечательный из них – Владимира Варновского. Он был участковым милиционером, который впоследствии стал фотографом. Владимир снимал жизнь Парфеньевского района. У меня уже очень много негативов, не только Варновского. Некоторые из них выставляются. Так, в Костроме в октябре – ноябре 2023 года проходила выставка «Невидимая страна», на которой представлены архивы Варновского. А некоторые пленки так и лежат, ждут своего часа.

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

— Как появилась идея создать музей в Галиче?

Я давно мечтала создать музей, в котором бы люди могли знакомиться с творчеством выдающихся земляков, повышать свой культурный уровень и с пользой проводить время. В прошлом году мы с моим мужем Антоном Мальцевым, реставратором, купили дом в Галиче за рубль. Уникальный деревянный дом, объект культурного наследия. В этом доме с 1906 и до самой смерти в 1944 году жил Михаил Маркович Смодор — выдающийся фотограф того времени, автор большого

числа фотографий, запечатлевших историю и быт уездного города Галича начала XX века. Но состояние дома ужасное. Теперь я хозяйка этого здания, в которое нужно много вложить, чтобы сделать культурным пространством. В планах — восстановить дом и сделать его одной из точек туристического культурного маршрута, который будет знакомить туристов не только с творчеством Смодора, но и с творчеством других наших земляков, что снимали деревенскую жизнь.

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе
Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

— Повлияла ли как-то та роковая авария, которую вы пережили на ваше мировоззрение? На решение открыть культурный центр?

Ну, когда жизнь поделилась на «до» и «после», естественно, все меняется. После таких аварий не выживают, а я отделалась сотрясением мозга и растяжением связок шеи. И поэтому я

решила, что раз уж такое дело, я выжила, жизнь продолжается, надо сделать что-то полезное сделать. Это будет не просто музей фотографии, а что-то большее. Конечно, авария повлияла, она

дала мне какую-то свободу.

— Почему именно деревенские хроники?

Потому что у меня с русской провинцией связана вся моя фотографическая деятельность. Я же сама документальный фотограф, у меня есть долгосрочный проект, называется он «Белая грусть, черная соль». Он о Костромской области. Белая грусть – это игра слов, от белого груздя, которым славится область, но так как у нас много снега и все грустно, получилась именно «грусть». Я снимаю этот проект с 2012 года. Я планирую собрать все фото и сделать выставку. Это наша глубинка костромская. И архивы – это ее логическое продолжение. Деревенские архивы, конечно, очень похожи друг на друга, ведь у нас деревни все одинаковые. Это танцы, свадьбы, гулянки,

гармонь, лесоповал. Но с другой стороны – это летопись каждой деревни. Люди узнают на фото своих родственников. Даже на выставку «Невидимая страна» в Костроме приходят люди и узнают своих родных или знакомых. Вот моя миссия – немного всколыхнуть в людях что-то забытое, теплое, помочь им узнать свою историю…

Шагнуть за грань: Екатерина Соловьева о жизни после страшной аварии на костромской трассе

— Это как ваше призвание?

Это некая миссия. Наша команда делает это потому, что не может не делать. Просто от души и для людей. Само творчество, фотография – это не только картинки. Оно должно пробудить в людях что-то светлое. Искусство не ради «просто красоты», оно должно даже где-то боль причинять и заставлять задуматься. Например, на выставке «Невидимая страна» есть фотография про смерть. Ее снял Владимир Варновский. Похороны, старший брат у гроба младшего… Пришла пожилая пара, смотрит. Значит: свадьба, рождение, детишки и потом похороны. «Ой, а это зачем? Зачем это показывать?». Как «зачем?» Затем, что дети умирали, чтобы не рисовалась идиллическая картинка. У нас правда жизни, документальная фотография – она правдивая.

Это будет Вам интересно
Артисты «Тропик шоу» научили мужеству детей в костромском цирке